Люсик И.

Интервью состоялось в ноябре 2018 года.

Люсик родилась в селе Шош, в многодетной, дружной и трудолюбивой семье Мовсеса И. – три дочери и два сына. Отец был счастлив своими детьми и трудился в поте лица, чтобы дать им лучшее образование. Все учились хорошо, а Люсик, окончив среднюю школу, поступила в текстильный техникум в Ереване и закончила его с красным дипломом. В студенческие годы Люсик встретила Абеля, который вскоре стал ее мужем.

«Наша любовь была особенной: бескорыстной, чистой, кристальной… Нам было по 18, когда мы поженились», – со светлой грустью вспоминает она.

Спустя несколько лет совместной жизни они поняли, что детей у них не будет, и усыновили маленького Ашота. Люсик вспоминает:

«Жизнь приобрела новый смысл, дом стал полон радости, мы искали любой повод, чтобы накрыть праздничный стол: дни рождения, новый год, первый школьный звонок, окончание школы и поступление в университет… Ашот очень любил нас, а мы были счастливы, что он у нас есть…»

Ашот получил высшее образование в Ростове, а потом вернулся в Арцах. Встретил хорошую девушку, женился – Люсик с радостью отмечает, что Абель успел увидеть внуков.

Сестры Люсик – Седа и Маня – были очень дружны, добры, жили в согласии. У старшей, у Мани, была однокомнатная квартира в Степанакерте, но жила она в отцовской деревне и несмотря на полученное образование занималась земледелием, садоводством, выращиванием овощей. Замуж она так и не вышла, со временем получила заболевание костной системы и последние годы жизни была прикована к постели. После Арцахской войны она переехала в Степанакерт, поселилась в той самой квартире,  и стала одним из первых бенефициаров «Анганак».

Седа – младшая сестра, тоже с высшим образованием, большую часть жизни прожила в родной деревне. Она была еще молода, когда однажды старшим сестрам сообщили, что Седа вышла из дома и забыла, где он находится, не может вернуться. У Седы обнаружили болезнь Альцгеймера и, хотя Маня и сама болела, она взяла Седу к себе в Степанакерт. «Анганак» распахнул свои двери и для Седы, она тоже стала бенефициаром.

После смерти Абеля, из-за плохого состояния сестер и уже не выдерживая постоянных споров Ашота и его жены, Люсик оставляет ему свою четырехкомнатную квартиру и переезжает к сестрам. До самого конца она заботилась о них.

Пять лет назад сотрудники «Анганак» посетили сестер, изучили их проблемы, обсудили в офисе этот случай и единогласно решили включить Люсик в список бенефициаров. Помимо того, что все сестры жили в крайне тяжелых социальных условиях, Люсик в одиночку взяла на себя комплексный уход за больными. Сначала ушла старшая – Маня, а через месяц и Седа… Люсик осталась одна, а Ашот…

Ашот забыл о ее существовании, не заходил, не звонил… Люсик с горечью рассказывает, как мечтала о том, чтобы Ашот пришел к ней в гости посреди летней жары с большим арбузом, это ведь было не так трудно. Последний раз она видела Ашота два года назад, сестре уже не было.

«В тот день мне было очень плохо, я с трудом взяла телефон, дрожащими пальцами набрала номер Ашота и позвала его к себе. Он пришел, измерил мне давление, дал лекарство, посидел немного. Я не выдержала, чувствовала себя так плохо, что казалось, будто в последний раз вижу сына, взяла мое золотую цепочку ожерелье и крест – это были мои самые ценные украшения – и отдала ему. Он ушел и… ушел», — рассказывает Люсик.

Пенсии (43000 драмов) ей, конечно, не хватает, но ей помогают сыновья брата – они занимаются наукой, живут в России. Люсик ими очень гордится, а одним из лучших дней в своей жизни считает тот, когда один из них в 20 лет был признан лучшим молодым физиком России.

«Анганак» полностью изменил мою жизнь – ежемесячные продукты, лекарства, возмещение расходов на отопление очень облегчают заботы, не говоря уже о мероприятиях. То, что должен делать Ашот, делает «Анганак». Мне больше неоткуда ждать помощи. Я глубоко благодарна Гоар Ованнисян и всему коллективу, которые придали моей жизни новый смысл», – говорит Люсик.